Божий Хлебушек » Сайт храма Рождества Христова г.Краснодар

Божий Хлебушек

Божий Хлебушек

«Божий Хлебушек»



 Дивны и чудны                                                                                                                                               Из опыта неопытной укрепленной Души

дела Твои, Господи!


В храме шла очередная вечерняя субботняя служба. По обычаю, как заведено в храмах, в определенные моменты службы происходят сборы на пожертвование.

В храме, куда приходила Анна, это делали обычно три сестрицы – прихожанки по благословению настоятеля. Они начинали ход своего послушания с левой стороны придела от солеи. В такие периоды по «застывшему» в молитвенном единении Божьему народу начинает идти «волна» движения. Начинается открывание сумок, сумочек, барсеток, кошельков; из карманов достаются деньги на пожертвование. И у каждого своя мера, как у каждого – свой крест.

… Анна, как всегда (по своей немощи) сидела на скамеечке. Так управлялось – с правой стороны, ближе к выходу. И в Анне при приближении сестер – прихожанок со сбором на пожертвование стало нарастать с усиливающимся беспокойством помышление. Сначала оно было каким-то фоном, не мешавшим вниманию к службе, но с приближением прихожанок помышление все нарастало и уже полностью перекрыло восприятие службы.

Сначала Анна, как и все прихожане, при необходимости пожертвования тоже взялась за кошелек и сама себя остановила. В этот месяц (впервые) у нее не было рассчитано на пожертвование. Не управлялось. Возникли непредвиденные траты. Надо было помочь ликвидировать задолженность за коммунальные услуги жилья ее дочери с мужем. И еще к тому лечащие врачи настаивали срочно сменить принимаемые лекарства на более эффективные – более дорогие. Состояние сердца Анны более других ее недугов требовало это.

Нет, конечно, Анна не пребывала в бедственном положении. Она все заранее постаралась рассчитать и из своей пенсии все употребить с запасом на месяц, до следующего получения пенсии. У нее были заготовлены и крупы, и полуфабрикаты, и консервы. Главное, что были совершены все необходимые платежи и закупки всех необходимых лекарств тоже на месяц до очередной пенсии. Но по новым временам на ее лекарства уходило средств гораздо больше, чем даже на пищу. Все другие жизненные необходимости при всей экономности Анны в этот раз совершенно обезденежили ее.

Так бы все ничего, но непредвиденные расходы совсем «выбили» Анну из привычной денежной «колеи». Небольшие денежные запасы на сберкнижке давно иссякли с взрослением дочери, ее учебой, со всеми «переделами» перестройки.

И вот до следующего получения пенсии оставалось еще более десяти дней, а в кошельке почти пусто. Оставалось «металлом» (как раньше бы сказалось, до перестройки – «мелочью») от одного рубля, 2, 5 и даже несколько монет по 10 рублей. Но для Анны теперь это уже была не мелочь, и она на нее имела свой расчет. Именно эти деньги Анна всегда оставляла на пожертвование  и на раздачу милостыни у врат храмов, где бывала. Но в этот месяц так  не получалось. Эти деньги теперь ею оставлялись на хлеб, хотя бы по одной булке на 4 дня.

… Прихожанки со сбором постепенно приближались. И с их приближением в Анне все более и более нарастало напряжение неодобрения себя и как бы увещевание…

Внутри Анны как будто что-то нарастающее «охало»…, настигало…, давило тяжестью…, опустошало… Такое состояние бывало когда-то в далеком школьном детстве, редко, но бывало. Например, накануне ответственной контрольной, когда не было максимальной подготовки к ней.

Душа и сознание были совсем далеки от службы. Недовольство собой не отступало. Надо было справляться с этим. И Анна убеждала себя: «Первый раз в жизни не могу подать на пожертвование. Видно, провинилась пред Господом… Не достойна… Надо смиряться. Нести крест по себе. Ну, что делать..?»

Послушницы, собирающие на пожертвование, совсем приблизились… А вся сущность Анны так напряглась, что что-то главное, основное в самой Анне, спасением всего лучшего в ней так высветилось, так стало объяснимо, убедительно..!

И Анна подумала.., вспомнила… четко и ясно..: «А как же в Евангелии сам Господь Иисус Христос повествует о бедной вдовице, что та положила на пожертвование не от избытка своего, как все прочие до нее, а от скудости своей – все, что у нее было на пропитание. И выходило по Его, Божьему разумению, она, вдовица, положила жертвой более всякого».

С этим воспоминанием о Евангельском повествовании в Анне возросло роптание на себя: «Что я умираю с голода или у меня совсем пусто в доме и нечего есть, как бывало у людей во время голода, во время войн..?»

И Анна продолжала себя увещевать, при этом все более и более обретая внутренне спокойствие и мир. «При всех моих диагнозах, - продолжала размышлять Анна, - да и при возрасте тоже, тя завтра уже могу не проснуться… И уже предстать пред Господом! А я себе  на хлеб оставляю. Что скажу… Господу в свое оправдание..?»

«Ах, Анна, Анна!!! – продолжала укорять себя она. – Как написано у святых и праведников? Кто в малом не верен – не может быть верен в главном. Господи, прости меня грешную! Благодарю, милостивый, что не оставил без вразумления!!! Слава Тебе, Господи!!!»

… Сестры с разносами на пожертвования проходили уже мимо скамеечки, где сидела Анна. И Анна с радостной поспешностью «выгребла» весь «металл» - мелочь из кошелька, что она оставляла себе на хлеб до пенсии. И сделала она это так проворно и спешно, как будто освобождала ладони от горящих углей.

«Спаси вас Господи», - говорили сестры всем подающим. И шли дальше… Анна шептала им вслед: «Во Славу Господа! Во Славу Господа!» … И у Анны внутри как весгна наступила..! Как Ангелы запели… И такая … тишина, и мир, и лад… Неизреченно!.. Как будто кто покрыл ее, Анну, неведомым благом…

…Анна тихо улыбалась всему вокруг… И внутри нее не иссякал, а накапливался… ласковый покой… И в это время неожиданно над ней наклонилась  тихо незаметно подошедшая прихожанка. Эта прихожанка была для Анны особо дорога. И ее возраст (на десять лет постарше), и мудрость, накопленная за немалую жизнь, а особенно умение так смиренно, так поучительно нести свои скорби.

Сестрица ниже склонилась к Анне, губами прямо к уху Анны. И деликатно, сдержанно, как и было ей свойственно, проговорила: «Аннушка, милая, не побрезгуй, прими, - и, указывая на сверток в ее руках, продолжила, - ты знаешь, я в храм всегда что-то приношу. А сегодня, так душа возжелала, принесла именно тебе этот хлебушек. Этот сорт такой вкусный, редко попадается. А еще, представь, хлеб до сих пор горячий. Возьми… И моих всех помянешь, во Славу Божию».

Анна смотрела на сестрицу широко раскрытыми глазами…, полными слез изумления и неизреченного умиления, не умея промолвить ни слова… Вот и хлебушек, от которого Анна только что так благодарно отказалась – пожертвование и к ней. Сестрица, как именно ей было свойственно, многое понимала, чувствовала без слов и разъяснений вниманием ее взрослой трепетной души. В ответ, тихо улыбаясь, ободряюще вопрошала: «Ну что ты, Аннушка…? Что миленькая…?» И Анна тоже шепотком, наконец, снова обретя голос, медленно проговорила той на ухо: «Ты знаешь…, как будто Господь рядом прошел! И ризы… Его… прошелестели…»

Сестрица вторила Анне, как всегда одаривая теплотой и просветлением: «И моя покойная мама так говаривала, когда Божье чудо было особо явным». Сестрица чуть ниже склонилась к уху Анны и снова шепотком попросила: «После службы расскажи подробно. И вот хлебушек тебе оставляю», - и положила Анне на колени действительно еще теплый хлеб в свертке.

Потом, после службы, сестрица, выслушав Анино сокровенное о Божьем вразумлении и Его милости, задумчиво проговорила: «Это так… Господь и вправду своих никогда не оставляет. И даже за малое доброе только намерение человека… «целует» и нас, грешных, недостойных… в «лоб».

… Долгое время потом, а особенно в этот день и вечер… озарялась Анна этой Милостью Божьей… и на всю ее оставшуюся жизнь эта милость была уже неубывающей… И не только ее саму озарял, но и всех, к кому уста открывались для свидетельства… Свет Божий неисчерпаем от Души к Душе…, жаждущей Божьего…

А в вечер того дня, позже, был очередной звонок Аниных друзей из Осетии, православных христиан. Многое рассказывали…, расспрашивали – одаривали дорогим, необходимым участием. И в беседе Серафима, которая позвонила, чутким сердцем, как всегда ощутила необходимость расспросить Анну о происшедшем с ней и озарившем, подобно Причастию. И Анна рассказала все и о «Божьем хлебушке».

Серафима все выслушала молча, как ей и было свойственно, когда что-то поражало, затрагивало ее душу. После телефонного разговора в тот вечер они бережно, почти молитвенно распрощались.

В дальнейшем, хотя их телефонные звонки совершались неизменно систематически, разговор о «Божьем хлебушке» не возобновлялся. И только когда прошло более месяца, в очередной звонок, Серафима значительно, упредив весь предстоящий разговор, произнесла: «Тетя Анна, вот только сейчас смею Вам поведать, как Ваш рассказ о Божьем Хлебушке получил продолжение. Вы знаете, что во Владикавказе вся наша семья живет в районе частных домов. Я с мамой и семьей брата, а моя старшая сестра со своей семьей через дорогу.

Как-то вечером семья моей сестры, ее взрослые сыновья, мои любимые племянники, пригласили меня к ним в сад на шашлыки. Конечно, как всегда, наш вечер незаметно перерос в ночные «посиделки». И вот меня любящие племянники традиционно стали поддевать: «Тетушка, тетушка, сегодня ты изменила сама себе – где твоя всегдашняя проповедь о вере, о Боге?» Я им парирую тоже со смехом: «Да начнете меня снова «третировать», что я вас «достала» со своей верой». «Нет, нет, - говорят, - Сейчас просим, без этого как-то вроде бы чего-то главного на нашей семейной встрече и не произошло».

А я им тогда и поведала этот Ваш рассказ о «Божьем Хлебушке», что меня тогда уже около месяца «распирал». Ну, вы уже знаете, что когда ч говорю о вере, о Господе (и в других темах), я в «карман за словом не полезу», а при этом забываю обо всем на свете. Закончив рассказ, как опомнилась. Вокруг тишина, все в онемении. Смотрю на своих племянников – сидят «здоровенные лбы», им каждому чуть за двадцать лет, они недавно, один за другим, институты закончили. Красавцы, хохотуны, удачники во всем, за что не примутся, почтенны не только к своим родителям, но и ко всем старшим. В общем, они теперь в статусе желанных женихов, к обоим «очереди» семей, надеющихся на породнение.

Сестра с мужем их хорошо воспитали, хоть не очень воцерковленные, но с Богом!!! Я их всех постепенно воцерковляю, порою сами меня «подгоняют», чтобы не забыла позвать в храм или что-то рассказать о вере, как и в этот раз.

Так вот, смотрю тогда на них (особенно на старшего) – огромные, «накаченные» парни, рты у них раскрыты и глаза «нараспашку» - так они всегда слушали в детстве, когда их что-то затрагивало…

И теперь сидят малыми пацанами – где их игривость, постоянная шутливость? А у старшего глаза – полные слез… И говорит тихо, почти шопотом, голову опустил, глаза прячет, чтоб слез  не заметили, а костер все высвечивает. Так вот, что он тогда изрек, тетя Анна, - я сама «онеменла». Говорит: «Тетя… Ведь это настоящая вера! Это Божье чудо! Это в сегодняшнее время Господь всех нас видит и знает!!! Ведь тетя Анна это не сочинила… И такое сочинить невозможно! Вот она, пожилой человек, не очень имущий, отказалась… от куска хлеба… Когда в наше время все кругом завалено «жратвой», устоять невозможно… А она сама, втихомолочку, отказалась, чтоб сохранить Любовь… к Творцу и Его… расположение… Чтоб только остаться… с Господом, не огорчить Его… А.. Он!!! Тут как тут – к ней, и… подал, передал ей… Вознаграждение – Хлебушек!!! Чтоб утешить, поддержать, похвалить ее!!! И нас, узнавших об этом, порадовать».

Он замолчал, и мы как-то все сидели примолкшие, и так было хорошо… А потом продолжил: «Тетя, когда будешь в очередной раз посылать помощь тете Анне и всем другим, кому ты помогаешь, чтоб не забыла, - я всегда это буду делать с тобой! Не забудь, не обидь меня… Мне это так нужно!» Серафима из Осетии продолжала: «Что Вы думаете, тетя Анна? Теперь я с моими племянниками каждую неделю один-два раза собираем у состоятельных людей на пожертвование деньгами, вещами, продуктами и развозим неимущим.

Бывает по-разному: когда я «закручусь», забуду – они мне напоминают, чуть не выговаривают. И по-другому бывает. Особенно, когда им некогда, или что-то затрудняет, начинают ворчать, тогда я разворачиваюсь и ухожу. Они, смеясь, догоняют, обнимают, целуют, приговаривают: «Ну что ты, тетушка, обижаешься? Это ведь грех. Ты же знаешь, тот «слева» нападает, и надо его «побороть», а ты сразу уходишь. Давай, садись в машину, поедем. Может, когда-нибудь и рядом с нами… Господь пройдет!» И я, во всю улыбаясь, - «Едем!»

… И этот очередной телефонный разговор двух православных христианок подходил к концу. Но они обе все оттягивали момент прощания – было так желательно не прерываться, как бывает иногда в молитвенную пору. И не важно… (а может именно это  и было важно!), что одна из них была молодой женщиной-осетинкой  из Осетии, древней земли Алании, народ которой был крещен в православие еще в IV веке, а другая – Анна, уже престарелый человек , славянка из Руси – земли, которая была крещена после Алании, уже в IXвеке.

И они две – такие разные! В таком единодушии и таком единомыслии были в этом общении простодушными детьми, Божьими творениями…, прощаясь, все повторяли друг другу: «Чудны дела Твои, Господи!!! Дивны дела твои, Господи!!!»

Р.S: … А на «дворе Человеческого Времени» стоял 2014 год… По предположениям многих – один из последних… «Последних Времен» Человечества… Но и в пустынях… слышится «глас вопиющего», вопреки настигающей пустыне… Чтоб с радостью и любовью о Господе и к ближнему своему принять…: «И был вечер, и было утро…»

Посвящается всем православным...

"последних времени среди них -                                                                                                                   Русь. Екатерино-Дар, 2014г.

Серафиме из Осетии,ее большой семье,                                                                                                           А.К. Русса - Пономарь

ее племянникам Егорию и Артемию.

 

 


 


Ваша лепта

Вы можете пожертвовать на благое дело. Мы будем благодарны любой помощи. Спаси и сохрани вас Бог!


Назначение пожертвования

Также вы можете пожертвоватьнапрямую на рассчетный счет