Интернет-зависимые жители Кубани » Сайт храма Рождества Христова г.Краснодар

Интернет-зависимые жители Кубани

 

 

 

 

Американские ученые выяснили, что зависимость от Интернета сильнее страсти к выпивке. По статистике, в России адекватно воспринимать реальность не может уже каждый десятый. На Кубани самая распространенная интернет-зависимость — игромания.

Об интернет-зависимости уже слагают песни. Одни ученые окрестили болезнь чумой XXI века, другие приравняли к алкоголизму и наркомании. Примеров психоза все больше. Только по официальным данным, в Европе сейчас от интернет-зависимости страдают 2—4% населения, в Америке — уже больше 20%. В России во Всемирной паутине крепко завяз и не может адекватно воспринимать реальность каждый десятый.

Последнее десятилетие Интернет прочно вошел в нашу жизнь. Здесь мы смотрим новости, фильмы, выкладываем видео в YouTube и соцсети. Через интернет-магазины заказываем одежду, обусь, путешествия, оплачиваем кредиты, счета, ипотеку, госуслуги. Здесь мы находим игры, развлечения для детей и уже не представляем свою жизнь без онлайн-консультаций.

Но где та тонкая грань между реальной жизнью и жизнью онлайн? Да и что плохого, если после выхода спецрепортажа его выложат в Интернет?

Ничего плохого в этом не видел и Алексей Миляев. Сегодня он прячет лицо — стыдно. В свои 30 лет он совсем недавно вышел из детского состояния, где главными были компьютерные игры и соцсети. Из-за зависимости он потерял друзей, семью, работу программиста в престижной московской компании. Когда понял, что сам из виртуального кокона не выберется, осознанно сменил обстановку — приехал лечиться в Краснодар.

«Я дошел до дна, мое развитие остановилось. Я потратил шесть лет, не развивался ни в каких областях. У меня заброшен институт, я не доучился. У меня есть только я, компьютер и все. Ни семьи, хотя у меня жена, ребенок, но мы вместе не живем», — рассказывает Миляев.

Все началось с обычной регистрации «ВКонтакте» и первого шуточного письма. Дальше словно накрыло волной. Проводил в интернете 24 часа в сутки. Это время совпало со сложным периодом в жизни — разошелся с женой. От реальных проблем ушел в виртуальный мир, ведь там он был умным, успешным, интересным и, как многие, прятал свое мнение и шутки под ником.

— У меня есть круг людей, которые до сих пор так же себя ведут. При этом некоторые люди занимают высокие должности. У него нет личной жизни, семьи. Приходит домой и все — у него танки. Вот мы сидим, разговариваем, и это смешно. Но это жизнь, цель. Я сижу на работе, у меня цель — побыстрее прийти домой и купить танк, — продолжает Алексей.

— С чем это можно сравнить? С голодом?

— С одержимостью.

Таких, как он, — тысячи по всей России. Но пока зависимость от Интернета официально признана только в Китае. Лишь там сотни молодых геймеров принудительно направляют в исправительные лагеря и клиники подальше от цивилизации — в Тибет. По словам экспертов, подростки от 14 до 16 лет особенно подвержены компьютерной зависимости. Были истории, когда они убивали родителей только за запрет на социальные сети. Или нашумевшая история из украинского ток-шоу: Сашу Фокина заставляют хотя бы на время отказаться от компьютера.

Доказано, интернет отрицательно влияет на сон, психику, здоровье. А главное, мозг не может расслабиться, пока обрабатывает информацию. Отсюда постоянный стресс и постепенная деградация личности.

Каких-то 15 лет назад Интернет был для нас в диковинку. Мы с интересом отправляли редкие электронные письма, сидели в интернет-кафе, платили за час. Но спрос рождает предложение, и Сеть начала стремительно развиваться. Теперь Интернет повсюду. Wi-Fi есть почти в каждом кафе. Произошло это так быстро, что врачи уже всерьез поговаривают о прогрессирующей зависимости более чем у сотни тысяч россиян.

«Супруги разводятся из-за того, что либо оба никак в своих процессах уже не связаны, либо один из них. Тогда еще быстрее происходит развод. Сидит, в "танчики" играет ночи напролет, и, конечно, женам это не нравится. Это стало, с одной стороны, предметом анекдотов, а с другой стороны, это действительно проблема», — отмечает психолог Инна Силенок.

Интернетоманию эксперты делят на пять типов: зависимость от интернет-игр, новостей, общения в социальных сетях, от сайтов знакомств и интернет-покупок. В Краснодарском крае, по статистике, наиболее распространена игромания — как среди детей, так и среди взрослых.

Кроме игр, селфи — модное помешательство. Ежедневно в Сети появляются миллионы новых фото «самострелов». Это делают звезды, политики. Даже Папа Римский не удержался и появился на селфи вместе с прихожанами.

Что уж говорить об обычных людях. Причем один раз — не повод для диагноза, зато пять или десять селфи в день, по словам врачей, — уже не просто фото, а целая клиническая картина. Делиться фотографиями в таких случаях лучше не с друзьями в соцсетях, а сразу с психиатром.

Самой опасной зависимостью признаны экстремальные селфи. Мало того, что люди фиксируют каждый свой шаг, порой ради эффектного кадра они готовы рисковать жизнью. Несколько из подобных снимков: «я и бык, который меня хочет убить», «я и самолет, на котором мы разбились», «я на статуе Иисуса», «я на крыше краснодарского небоскреба».

Любителей высоты называют руферами — от английского roof — «крыша». Ринат Аферов — один из них. Каждые выходные он покоряет новый небоскреб и обязательно делает селфи. Все выше и выше. Первой покоренной крышей стала 16-этажка на ЗИПе два года назад. Теперь в его арсенале более 200 краснодарских высоток.

— Крыша «Волны», на которой мы сейчас стоим, считается для меня самой престижной, потому что на нее сложно попасть — палят жильцы, — объясняет Аферов.

— А еще есть какие-то объекты, которые ты мечтаешь покорить?

— На Северной центр «Кристалл» и вышка на «Вишняках» — самая высокая точка в Краснодаре.

Ведущие российские психиатры уверены, страсть к селфи — не только болезнь сама по себе, это еще и симптом других отклонений. То есть у тех, кто начал себя снимать, проблемы начались задолго до того, как они взяли в руки смартфон. Лечение может быть индивидуальным. Ведь для кого-то фотографирование себя, красивого — это замена недостающей родительской любви, для другого так проявляется комплекс неполноценности. С точки зрения церкви, селфи — это грех.

«Мне даже трудно представить православного христианина, который любит себя самого фотографировать. И потом, для чего? Чтобы потом на тебя, такого прекрасного, посмотрели в интернете не только твои доброжелатели, но и твои недруги. Интернет злом не является, он является проводником зла, поэтому пользоваться интернетом можно. На мой взгляд, ни один человек не должен позволять интернету пользоваться собой», — считает протоиерей Александр Игнатов.

Блогер Александр Думкин согласен: нужно именно научиться управлять интернетом. Ограждать общество от него бессмысленно: 20% людей, которые постоянно находятся онлайн, в Сети зарабатывают. Сам он сидит в интернете сутками напролет. Ведет авторскую колонку на портале Kublog.ru, о нем знают местные власти. Недавно Думкин выложил в Интернет свое видеообращение с предложением организовать доставку гуманитарной помощи жителям Донбасса. Помимо обычных интернет-пользователей, к этой идее подключились управление по делам молодежи и некоторые депутаты — помогли с организацией и топливом.

За два года блогерства у 26-летнего парня 10 тыс. подписчиков и многообещающие перспективы. Как говорит, благодаря инету он чувствует себя на острие ножа и всегда в тренде. Шутит, если лишить его доступа в Сеть хотя бы на неделю, точно превратится в зомби. Ведь Интернет — вся его жизнь: общение, обучение, заработок.

«Это и деньги с YouTube за просмотры, и деньги со встроенной в мои видео рекламы. Например, я могу порекомендовать чей-нибудь канал или какую-нибудь группу "ВКонтакте", и партнерские деньги, и те пожертвования, которые делала моя аудитория, — это тоже по сути заработок. Просто если узнавать эти возможности, не сидеть на месте, использовать это, можно огромную выгоду извлекать», — уверяет Александр Думкин.

На вопрос, как при таком графике ему удается миновать паутину интернет-зависимости, отвечает просто: главное — оставаться осознанным и воспринимать Всемирную сеть исключительно как инструмент в достижении цели. Иначе в этой азартной игре без правил на финише может ждать не заработок и круг друзей, а психиатр.

Инна Силенок предложила корреспонденту «Кубань 24» Александре Матвеевой пройти тест, чтобы понять, на каком уровне находится она. Десять несложных вопросов быстро прояснят зависимость. В итоге корреспондент ответила положительно на пять вопросов из десяти, что означает, что она на грани. Зависимости пока нет, но склонность к ней велика. Малейшая стрессовая ситуация — и можно уйти в Интернет с головой.

Сегодня Алексей уже переступил критический порог зависимости. В одном из краснодарских центров его лечат групповой терапией. Здесь он живет в строгом графике, рассказывает другим о своей зависимости и заново учится общаться с реальными людьми.

«Я понял, что меня никто не понимает, я никому не интересен, что нужно завоевывать как-то к себе внимание. А там это было проще делать. Правда, это очень страшно. Я осознал это. Если бы я этого не понял… Ну а смысл тогда дальше жить?» — делится Алексей.

Психологи уверяют, в памяти человека оседают только искренние эмоции и переживания. Интернет с его смайлами и селфи таких ощущений дать не сможет. В лучшем случае, мы получим лишь 7 % от общей шкалы чувств. Может быть, и этого кому-то достаточно, но то, насколько яркой и незабываемой будет жизнь, решает каждый из нас.

Ваша лепта

Вы можете пожертвовать на благое дело. Мы будем благодарны любой помощи. Спаси и сохрани вас Бог!

Также вы можете пожертвоватьнапрямую на рассчетный счет