08.03.2022

Протопресв.Александр Шмеман. Самих себя, друг друга, всю нашу жизнь.ч.2

Шмеман.jpg
Враги религии, стремящиеся все в ней вывести из низменных побуждений, объясняют обычай жертвоприношений страхом, невежеством, незнанием законов природы. Человек, мол, боялся огня, ветра, неурожая, врагов, смерти и т.п. и вот чтобы застраховать себя от всех этих опасностей, как бы подкупал Бога жертвами.

Однако все серьезные ученые знают сегодня, что этот элемент страха, если и имелся в жертве, то не был решающим и основным. Ведь и сами безбожники, не верящие ни в какие сверхъестественные силы, неизменно зовут к жертвам – «принести себя в жертву» Родине, «пожертвовать собой» ради блага человечества, свободы и тому подобных вещей. Heозначает ли это, что в самой природе человека заложен опыт чего-то высшего, который заставляет его преодолевать всему в мире свойственный инстинкт самосохранения или, проще, эгоцентризм?

Но можно пойти и дальше. Heочевидно ли также, что жертва есть там, где есть любовь? Любовь – это всегда выход человека из себя к другому, к чему-то или кому-то, что ощущается им как высшая ценность, ради которой он так или иначе готов пожертвовать собою и своим. Любовь всегда и везде выражает себя в жертвенности, и очевидно, что если нет жертвенности, то нет и любви. И вот уместно сказать следующее. Да, в религии может присутствовать страх, она может быть эгоистичной, равно как суеверной и т.п. Но не эти недостатки и падения определяют религию, не в них ее сущность. Когда Христос говорит: Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин.15:13), то в словах этих нет никакого страха, никакого эгоизма. Напротив, высшее достижение, высшая победа любви в том, что она, по слову апостола Иоанна Богослова, изгоняет страх (1Ин.4:18). Но совершенная любовь, о которой говорит апостол, – это и совершенная жертва, совершенная самоотдача.

Христос отдает Себя нам, приносит Себя в жертву за нас. И вот самое важное в этой самоотдаче: Христос являет нам, что высший и последний смысл жизни – в любви, а потому – в жертве. И Собою, Своею жертвой, Своим примером Он открывает нам доступ к этой высшей, совершенной, жертвенной жизни – к жизни, наполненной любовью и непрестанно исполняющейся в любви. Царствующий в мире беспощадный закон борьбы всех против всех, закон эгоизма и самоутверждения (а потому и страха, а потому и разделения) Христос заменяет светлым и освобождающим законом – новой заповедью любви и самоотдачи, радостной и животворящей жертвы. Вот почему в самом средоточии церковного богослужения находим мы акт приношения, находим жертву.

Хлеб и вино – это то, что призвано, как всякая пища, стать нашим телом, нашей кровью, нашей жизнью. Ведь вне этого претворения пища не имеет никакого смысла. И потому пища – образ и символ нас самих. Heхлеб и вино, но самих себя, друг друга и всю нашу жизнь приносим мы как жертву любви, благодарения и хвалы Богу, возлюбившему нас и во Христе отдавшему Себя Самого. Но и мы в Великом входе за Божественной литургией приносим Творцу и Спасителю самих себя, друг друга и всю нашу жизнь.